Новые публикации:

Новые комментарии:

© В. Сальников, 2007–2021

Мнение авторов публикаций не обязательно совпадает с мнением редакции.

Все права на публикуемые материалы принадлежат их авторам. Если не указано иное, то автором публикаций является редакция.

Перепечатка редакционных материалов допускается с указанием источника.

Освобождение от ответственности

12 апреля 2012 г. Комментарии (0)

О бедном «ворёнке» замолвите слово...

Неспокойно сине море отечественного телеэфира - штормит и рокочет оно праведным гневом, внезапным и массовым осознанием кошмара расстрела царской семьи.

Запоздавшим, правда, на долгие девяносто лет...

В теленовостях главная тема - крестный ход Екатеринбурге: изнывающие от жары люди идут, неся над и пред собою тяжёлые хоругви, иконы, портреты...

Многие идут с детишками, несут малышей на руках...

Сообщается, что, отслужив молебен на месте Ипатьевского дома, шествие двинется в Алапаевск. Сколько это вёрст? Не сообщается.

Они искренне скорбят - полное впечатление, что все они лишь недавно узнали об участи царской семьи.

Прежде - лишь смутно догадывались, но что-то мешало им предаваться скорби...

...На главном телеканале державы жеманный крашеный паяц Радзинский с завыванием живописует кошмар той ночи в подвале Ипатьевского дома, когда в дыму револьверной пальбы прервалось существование трёхвековой династии.

Лицедействует, как всегда, талантливо, с огоньком, но - с какими-то новыми для себя интонациями.

Вроде бы, как и прежде, он исследователь, историк, архивист, ссылающийся на письма и свидетельства, дотошно, до последней запятой, их обсасывая, и тут же - "согласно легенде, из шахты в Алапаевске, куда живыми сбросили представителей дома Романовых, трое суток слышалось ...пение"!

Пение псалмов, разумеется, и молитвословий за убийц, ибо "не ведают, что творят".

Потому, что он нынче уже не об истреблении какой-то некоей императорской фамилии рассказывает, но о фамилии канонизированной, признанной церковью - Святой.

А это кое к чему его обязывает, согласитесь, не то и от телекормушки отодвинуть могут.

Вновь вниманию почтеннейшей публики предлагается некое причудливое ассорти из документов - и легенды...

.... И в памяти необъяснимым образом возникает тень другого невинно убиенного, младенца, память о котором напрочь вытравлена не то, что из школьной программы, а и из архивов - так, кое-где в примечаниях, наимельчайшем шрифтом...

Я говорю о малолетнем Иване Дмитриевиче, "Ворёнке" , сыне Марины Мнишек, помазанной на русский престол, которой присягали на верность все чины и сословия государства ...

И которую, через недолгое время, то-ли задушили, то-ли, зашивши в мешок, утопили присягнувшие ей, целовавшие крест, коварные и лживые московиты.

Поскольку к власти пришёл, прорвался патриарх Филарет, получивший своё патриаршество из рук Лжедмитрия II, отца означенного "Ворёнка ", а, до того, извлечённый из монастырского заточения и сделанный митрополитом мужем означенной Марины, Лжедмитрием I.

И обоим он крест целовал, и за истинных государей почитал, ничтоже сумняшеся.

Отблагодарил от души...

(Допрежь того, в миру, он звался боярином Фёдором Никитичем Романовым, а, точнее, Захарьиным-Юрьевым, ибо, каким образом Захарьины-Юрьевы стали писаться Романовыми - история невразумительная, и исследователям не вполне ясная...)

И, реально правя и властвуя от имени сына, Михаила Фёдоровича, первым делом христолюбивый православный патриарх, организовал суд(!), каковой судил трёхлетнего ребёнка, приговорил его к смертной казни, не какой-нибудь, а позорной, и привёл этот приговор в исполнение!

Видно, в последующие 300 лет Романовской историографии, дело это, вопиющее и кошмарное, подчищалось неоднократно, и подчистилось в результате до того, что до нас не дошли ни имена судей, ни суть предъявленных младенцу обвинений.

Всё что известно - судили, приговорили, приговор привели в исполнение, и, зимою 1614 года, не достигшего четырёх лет Ваню, потенциального Ивана Пятого, публично повесили, на площади за Серпуховскими воротами...

Упоминается, что к месту казни его несли на руках, в тот день была метель, он боялся, плакал, и всё спршивал незнакомых взрослых дядей - "Куда вы меня несёте?"

А они его, несмыслёныша, успокаивали: "погоди, вот ужо принесём - узнаешь..."

...И повесили-то, как на Руси водится, из рук вон плохо - вешатели не учли того, что веса ребячьего тела не хватит для того, чтобы затянулась петля на толстенной (демонстративной, PR-овской!) пеньковой верёвке.

Она до конца и не затянулась, и ребёнок, по рассказам очевидцев, испытывая неимоверные мучения, погиб на виселице лишь спустя долгое время... от холода!

Или это не оплошность, а, страшно подумать, так и задумано было?

Сейчас неизвестно, присутствовали ли при этой христианнейшей экзекуции первый правитель из дома Романовых, юный Михаил Фёдорович, наслаждаясь зрелищем, но этого исключать никак нельзя - надо же было ему самолично убедиться в том, что потенциальный конкурент, претендент на трон, уничтожен.

Не нашлось у них для ребёнка ни монастырской кельи в патриаршьем хозяйстве, где можно было бы, не беря греха на душу, воспитать его под иным именем, ни глухой деревеньки на дальнем окоёме обширного царства, куда бы его в пастушата определить, ни даже смерти немучительной - захворал, дескать, да и помер - мало ли кругом детишек от всяких поветрий гибнет, дело житейское...

Нет, захотелось на площади, с глашатаями и публикой...

Как же они, Захарьины-Юрьевы жаждали власти, как они упивались ею, как они страшились её утратить!

В какую выгребную яму тело затем швырнули - также, понятно, неведомо.

Много ли ему места надобно, тельцу трёхлетнего-то ребёнка...

Так что, когда вы, всенародно скорбящие об утрате мощей святых Николая Захарьина-Юрьева-Романова и Алисы Гессен-Дармштадтской, проезжаете по Садовому кольцу, мимо Серпуховской площади, возле метро Добрынинская - найдите наикратчайшую минутку, христолюбивые вы мои, помяните безвинно замученного от безбожных властей - как светской, так и церковной, раба Божьего Ванюшу...

Коль скоро христианские чувства, в том числе и скорбь по невинно убиенным, в такой мере свойственны вам и переполняют ваши сердца.

Ни самодержцем Российским, ни Святым стать ему не довелось.

Но уж мучеником-то точно был...

Принявшим сей венец от первого же Романова.

P.S. В свете постоянно муссируемых в прессе слухов, о том, что Романовы нынешние, проживающие за рубежом всё собираются добиваться какой-то ещё реабилитации для царской семьи (какой же им ещё надобно - уж перезахоронили торжественно, с крестным ходом, в Святые произвели!), предлагаю: инициировать дело по реабилитации убиенного дитяти, Ивана Дмитриевича - в его-то случае это тем более возможно, т.к. он был Романовским судом судим и приговорён к смерти.

Быть может, это заставит хоть какую-то часть наших внушаемых современников, жаждущих публичных шествий с иконами, трезвее взглянуть на историю Отечества...

В которой, к сожалению, лжи, предательств и распятий куда больше, чем столь любезного многим "блаалепия".

P.P.S. Странная мысль пришла в голову при сопоставлении событий смутного времени века 17 и смутного времени века 20, в частности, оценку общественным сознанием личности двух убиенных цариц,

А чем, собственно, принявшая православие немецкая принцесса захудалого роду Алиса лучше принявшей православие чешки польско-литовского подданства Марины?
Марина, по крайней мере, славянкой была...

Как, кстати, и сынишка её.

Источник
 
 

Следующая: О вызовах -1. Начало (Часть 3)

Предыдущая: Под обёрткой патриотизма